Югославия, которая так и не сыграла на Евро-92

Время на прочтение: 19 минут(ы)

Дисквалификация сборной Югославии за полторы недели до старта чемпионата Европы – очень чувствительная тема. И не только для российских болельщиков. Мировой футбол до июня 1992 не знал случаев столь скандальных отстранений за столь далекие от спорта вещи. Фактически сборную Югославии наказали за Боснийскую войну, к которой ни один из футболистов никакого отношения не имел. Больше того, в составе команды в Швецию полетел вратарь-босниец.

 

Евро-92 – бесконечная головная боль для УЕФА. И все из-за политических событий

В конце 80-х – начале 90-х привычный мир начал рушиться, и карта Европы за пару лет изменилась до неузнаваемости. Новые страны вырастали как грибы после дождя, а УЕФА мучился с отборочным турниром к Евро-92, который должен был пройти в Швеции.

Самая маленькая из проблем, с которыми пришлось столкнуться: матч Албания – Испания в последнем туре Группы 1. В Албании полным ходом шла революция, завершившаяся падением коммунистического режима. На декабрь 1991-го пришлась новая волна протестов, и Албания заявила, что не может дать сборной Испании гарантий безопасности. Футболисты «Красной Фурии» и сами не горели желанием ехать в Тирану. В итоге, УЕФА просто отменил матч. Игра все равно ничего не решала: единственную путевку на Евро из этой группы досрочно выиграли французы.

Это, повторюсь, была самая маленькая проблема. Отборочный цикл стартовал в сентябре 1990-го, а 3-го октября состоялось объединение Германии. ГДР исчезла с карты Европы вместе со всеми своими атрибутами, включая футбольную сборную. 12-го сентября, когда сборная ГДР играла против Бельгии первый матч отборочного цикла, все уже понимали, что эта игра будет для Восточной Германии последней. Тренер Эдуард Гейер столкнулся с неожиданной проблемой… Лидеры сборной ГДР Томас Долль, Ульф Кирстен и Андреас Том отклонили вызов, потому что боялись получить травму в ничего не решавшем матче. Зато приехал 23-летний Маттиас Заммер. Надел капитанскую повязку и забил бельгийцам два гола. Свой последний официальный матч сборная ГДР завершила победой. Правда, через несколько недель эта игра получила статус товарищеской. УЕФА разрешил двум немецким сборным объединиться прямо по ходу цикла, благо, что попали они в одну группу. Заммер, Долль и Том летом 1992 поедут на чемпионате Европы в составе единой сборной Германии.

Последний матч сборной ГДР.

Квалификация к Евро-92 стала последним турниром сборной СССР. Советская команда заняла первое место в своей группе, оставив позади итальянцев с Виалли и Роберто Баджо. Цикл завершился 13 ноября, через полтора месяца не стало СССР. Вопрос удалось оперативно решить. В Швеции играла сборная СНГ, состоявшая из россиян, украинцев, белорусса Сергея Аленикова и Грузина Кахабера Цхададзе (Грузия стала членом СНГ только в 1993 году). Вместо гимна перед матчами команды Содружества исполнялась девятая симфония Бетховена.

А вот Югославию УЕФА отстранил от чемпионата Европы за двенадцать дней до первого матча. При том, что до этого несколько раз подтверждал ее участие в турнире. Дело было не в распаде единой республики, который начался еще походу отборочного цикла, а в Боснийской войне, из-за которой ООН наложила на Югославию всеобъемлющие санкции.

Поколение конца 80-х считалось сильнейшим за всю историю Югославии. Бобан, Просинечки, Савичевич, Миятович, Михайлович – и еще много известных имен

Иосип Броз Тито любил футбол и держал прямую связь с тренерским штабом сборной. Вуядин Бошков вспоминал, что не только диктатор мог позвонить наставнику национальной команды, но и тренер при необходимости мог оперативно связаться со всемогущим президентом. Подъем и расцвет югославского футбола часто связывают с Тито, хотя приличная сборная была у «плави» («синих») еще в королевские времена. В 1930-м, на первом чемпионате мира, Югославия, единственная из всех европейских сборных, вышла из группы и, в итоге, разделила бронзу с США (матч за третье место не проводился).

Иосип Броз Тито был лидером Югославии на протяжении сорока лет

Следующий взлет пришелся на шестидесятые. Югославы выиграли Олимпиаду в Риме, неудачно сыграли в финалах Евро-60 и Евро-68, вышли в полуфинал чемпионата мира 1962. Это был реальнейший шанс на попадание в финал, тем более что в соперниках оказались вовсе не бразильцы с Гарринчей, а Чехословакия. Югославия проиграла 1-3, и этот результат был настоящий сенсацией.

Главные югославские футбольные успехи 70-х и 80-х связаны с именами двух выдающихся тренеров. Вуядин Бошков и Томислав Ивич сделали оглушительно успешные карьеры в Европе. Югославия, считавшаяся самой открытой страной соцлагеря, не сильно препятствовала отъезду своих лучших спортсменов за границу. Это касалось как футболистов, так и тренеров. Вуядин Бошков выигрывал с «Реалом» чемпионат Испании, а с «Сампдорией» – чемпионат Италии, доведя ее затем до финала Кубка Чемпионов. Томислав Ивич, прозванный королем Европы, приводил свои клубы к победам в первенствах Бельгии, Голландии, Греции, Португалии и Франции, а заодно брал с «Порту» Суперкубок УЕФА и Межконтинентальный кубок.

Сборная в это время принимала страдания. За два десятка лет она лишь трижды появлялась на крупных турнирах. Последнее место на домашнем Евро-76, невыход из группы на ЧМ-82, настоящее унижение в 1984 во Франции. Югославы проиграли все три матча в группе с общим счетом 2-10. Отдельный кошмар – матч с Данией. Подопечные Тодора Веселиновича получили в свои ворота пять безответных мячей.

Самый достойный матч сборной Югославии на Евро-84. Бились с французами, но все равно проиграли

Своеобразной отправной точкой для прорыва стал молодежный чемпионат мира 1987, проходивший в Чили. Мирко Йозич вез в Южную Америку команду, которую журналисты окрестили «не огранёнными бриллиантами». Талантов в ней было много, а главными среди них считались… Деян Вукичевич, Бобан Бабунски и Милан Павлович. Вы никогда о них не слышали? Это и не удивительно. Вукичевич в конце 90-х провел четырнадцать матчей за «Севилью», Бабунски считался звездой только в родном «Вардаре» и не заиграл даже в чемпионате Болгарии, Павлович выступал за греческие клубы средней руки. Короче говоря, ни один из этих футболистов не стал звездой, а Вукичевич и Бабунски из-за травм не поехали даже на МЧМ-87, что считалось огромной потерей.

Знакомьтесь, это Бобан Бабунски. Тренерская карьера у него получилась даже хуже, чем карьера игрока. Последним местом работы Бабунски был «Вардар». 7 поражений в 10 матчах и закономерное увольнение уже через два месяца после назначения

Не сыграли в Чили также юные Ален Бокшич и Синиша Михайлович, зато в заявке освободилось место для Роберта Просинечки. Он уже улетел в Чили, когда «Црвена Звезда» внезапно потребовала, чтобы футболист вернулся в Белград. Мирко Йозич воспротивился, и решать конфликт тренера сборной и одного из ведущих клубов Югославии пришлось ФИФА. Федерация заняла жесткую позицию, поставив ультиматум: если улетает Просинечки, то остальная команда может лететь вместе с ним. Роберт остался. Через две недели будущий ноунейм Милан Павлович поднял над головой чемпионский кубок. В завоевании этого титула, помимо Просинечки, приняли участие Звонимир Бобан, а также пара нападающих: Предраг Миятович и Давор Шукер. Одиннадцать лет спустя они вместе выйдут в основе «Реала» на финальный матч Лиги Чемпионов против «Ювентуса», и гол Миятовича поможет Королевскому клубу впервые за тридцать два года выиграть главный клубный трофей Европы.

Финал МЧМ-87 Югославия – Германия. Видео длинное, но уже на 13-й секунде – фантастический гол Бобана, которого комментатор на радостях перепутал с Шукером

Молодое поколение очень успешно влилось как в сборную Югославии, так и в состав «Црвены Звезды», которая в 1991-м выиграет Кубок Чемпионов, но до этого будет еще весьма славный чемпионат мира. Последний для единой команды «плави».

ЧМ-90 – бенефис Драгана Стойковича. Югославы дошли до четвертьфинала, где в меньшинстве едва не обыграли Аргентину с Марадоной

Еще в 1986 сборную Югославии возглавил Ивица Осим – в прошлом неплохой нападающий, серебряный призер трагически неудачного для «плави» Евро-68, уехавший вскоре после того турнира во Францию и отыгравший там восемь сезонов. Таких тренеров обычно называют кубковыми. Они хороши на коротких дистанциях. Клубы Осима брали Кубки Югославии, Греции, Австрии и Японии. Чемпионом он становился только со «Штурмом», который выводил в групповой этап Лиги Чемпионов (там «Штурм» однажды встречался с московским «Спартаком»). В сборной Югославии у Осима получилось не сразу: на Евро-88 он свою команду не вывел, дважды проиграв в отборе англичанам. Особенно обидно вышло в Белграде, где «плави» рассчитывали на реванш, но получил 0:4 уже к 20-й минуте.

Югославия, которая так и не сыграла на Евро-92

Ивица Осим

ЧИТАТЬ  «Волжская защепка» – русское катеначчо.

В сборной у тренера нашлось место представителям всех республик, входивших в Югославию. На ЧМ-90 в Италию с ним ездили: сербы Стойкович и Спасич, хорваты Просинечки и Шукер, целая группа боснийцев во главе с 35-летним ветераном Сафетом Сушичем, словенец Сречко Катанец, черногорец Деян Савичевич, македонец Дарко Панчев. Можно сказать, что «плави» рубежа 80-х – 90-х напоминали самого тренера, имевшего отношение почти ко всем югославским республикам. Его отец был хорватом, а прабабка – словенкой, при этом родился Осим в Сараево, воспитывался в молодежке «Железничара», а женился на боснийской мусульманке. В начале 80-х семья переехала в Белград, правда, жена и дети вскоре вернулись в Сараево, что в будущем сыграет важнейшую роль в судьбе тренера.

Перед чемпионатом мира был еще без вопросов выигранный отбор в тяжелой группе с французами. В Париже были нескучные 0:0, в Белграде в ноябре 1988 вышел триллер. Быстрый обмен голами, затишье, а затем, на 68-й минуте, Франк Созе вывил французов вперед. Югославские болельщики, было, приуныли, но тут за дело взялись лидеры: Сафет Сушич сравнял, а Драган Стойкович забил победный: 3:2.

Югославия – Франция 3:2. Отдельный шик – две голевых передачи Деяна Савичевича.

В Италии «плави» угодили в группу с немцами – будущими чемпионами мира – Колумбией и ОАЭ. Югославы начали с катастрофических 1:4 от немцев. После этого был тяжелейший матч против Колумбии с Вальдеррамой и Игитой. Трудовая победа 1:0 благодаря голу Давора Йозича, а дальше спокойный раскат ОАЭ 4:1.

В 1/8-й финала Югославии досталась Испания – «Динамо» чемпионатов мира». По силе состава испанцы никому, как обычно не уступали, но первенства планеты, за единственным исключением в 2010 году, всегда превращались для них в лютые кошмары. В 90-м испанским кошмаром стал Стойкович. К его голам трудно даже подобрать эпитеты: «великие», «изумительные», «фантастические». Лучше просто посмотреть.

Югославия – Испания. Немного магии от Драгана Стойковича

В четвертьфинале Югославия сражалась с Аргентиной, причем именно сражалась. Ивица Осим составил хитрый план по нейтрализации Марадоны. Если Эль Диего находится в середине поля, то играть по нему должны Драголюб Брнович или Рефик Шабанджович, если же Диего ищет мяч ближе к югославским воротам, то в дело вступает Сречко Катанец. Но одновременно с Осимом думал и Карлос Билардо. В итоге, два тренера отзеркалили тактику друг друга. То, что придумал Осим против Марадоны, придумал и Билардо против Стойковича.

Этот матч стоит смотреть в первую очередь для того, чтобы понять, как действует гений в стесненных обстоятельствах. Стойкович был активен с первых минут и довольно быстро посадил обоих своих главных оппонентов Серрисуэлу и Олартикоэчеа на карточки. Марадона же по началу даже и не напрягался: бродил в середине поля под надзором Брновича и Шабанджовича, делал передачи пятками и как будто даже и не замечал, что уже вовсю идет игра. На 24-й минуте он все же вынудил Шабанджовича сфолить на желтую. Семь минут спустя Марадона открылся недалеко от югославской штрафной, получил мяч, резко ускорился и ушел от опекуна на таком издевательски простом финте, что Шабанджович, казалось, ударил его по ногам чисто от растерянности. Так Югославия осталась вдесятером. Удивительно, но даже при игре в меньшинстве, «плави» не забились в оборону. Напротив, Стойкович придумал несколько убойных моментов, а в обороне вдруг засверкал Фарух Хаджибегич. 32-летний защитник французского «Сошо» – игрок добротный, но ни минуты не звезда – выдал, возможно, лучший матч в карьере. Он не мог сдержать Марадону, зато научился читать его передачи. В течение двух часов Хаджибегич идеально перехватывал практически все, что летело или катилось в сторону Каниджы и Бурручаги. Уже в дополнительное время он еще и заблокировал удар последнего, который практически наверняка стал бы голом.

В серии пенальти у аргентины не забили Марадона и Педро Трольо, у Югославии – Стойкович, Брнович и, увы, Хаджибегич…

Деян Савичевич как-то сказал, что Стойкович гораздо лучше бьет штрафные, чем пенальти. Впрочем, хуже всех в той серии свой пенальти пробил Марадона.

Если бы по итогам чемпионата мира вручался бы приз зрительских симпатий, то Югославы имели бы все шансы получить его. Драган Стойкович стал звездой мирового масштаба. После чемпионата мира он перешел в «Марсель», с которым вскоре выиграет Лигу Чемпионов (правда в финале Пикси участия не принимал). Следующим крупным турниром сборных, в котором он сыграет, будет ЧМ-98. То же относится и к сборной Югославии…

Знаменитое побоище на «Максимире» имело не только околоспротивные, но и политические корни. Сербские, и хорватские фанаты были сильно политизированы

Мы часто слышим, что футбол – объединяет. Увы, это далеко не всегда верно. Футбол с тем же успехом может и разъединять. Сборная Югославии, где бок о бок играли сербы, хорваты, черногорцы, боснийцы, словенцы и македонцы, теоретически могла бы способствовать национальному примирению. Этого не произошло, зато масла в огонь подлил околофутбол. Радикальные фанатские группировки многих югославских команд, особенно те, что занимали ультраправые позиции, на фоне внутренних конфликтов стремительно политизировались.

Первый футбольно-политический скандал произошел еще в первой половине 80-х. Югославию уже тогда трясло, но в распад единого государства был еще очень далек. В октябре 1983-го на матче «Партизана» и «Приштины» косовские фанаты начали скандировать: «Э-Хо!» – недвусмысленно намекая на албанского диктатора Энвера Ходжу. На трибунах практически сразу появились стражи порядка, задержавшие наиболее активных болельщиков. Это был первый, но далеко не последний случай, когда на югославских стадионах и около них перемешались политика и футбол.

В 1986-м в Загребе образовалось движение «Bad Blue Boys». Название, как считается, позаимствовали из фильма с Шоном Пенном про тюрьму для несовершеннолетних. Участников ВВВ объединяла не только любовь к загребскому «Динамо», но и ярая поддержка независимости Хорватии. «Плохие парни» враждовали, разумеется, с фанатами всех боснийских и сербских клубов, но и болельщики «Хайдука» из Сплита тоже не были им друзьями. При этом наиболее активные фанаты из ВВВ были еще и постоянными участниками хорватских национальных движений, в частности поддерживали Франьо Туджмана, диссидента-националиста, который в 1990-м станет президентом Хорватии. ВВВ стремительно сблизились с «Хорватским демократическим содружеством» – партией правоконсервативного толка, основателем которой был Туджман. Сам политик часто появлялся на матчах загребского «Динамо».

Франьо Туджман

Считается, что именно активность «Плохих парней» стала стимулом к объединению многочисленных фирм «Црвены Звезды». 7 января 1989 стало днем рождения «Делиje» – единого движения фанатов северной трибуны одноименного стадиона. И, разумеется, объединили их в первую очередь дела футбольные, а главным врагом были и по сей день остаются «Гробари», поддерживающие «Партизан». Более того, коммунистов сторонники «Делие» тоже не жаловали, а вот православие и сербский национализм были в чести, как и идея сохранения единой Югославии. В скором времени новое движение заключит международные союзы с фанатами «Олимпиакоса» и «Спартака», до этого будет еще грандиозное побоище с «Гробарями» на Вечном дерби. С него, по сути, и начинается настоящая история «Делие», для которого 17 сентября 1989 стало днем полноценного боевого крещения.

Драка на «Вечном дерби» после гола Лукича. Ближе к концу ролика ведущий новостей рассказывает о пострадавших

Шли последние минуты матча, на табло горели 0:0, «Партизан» держал оборону и, казалось, мог свести игру к ничьей, но нападающий «Црвены Звезды» Владан Лукич сумел-так в последние мгновения игры забить победный гол. «Делие» рванули на поле, чтобы отпраздновать победу с любимыми футболистами, попутно отвешивая подзатыльники игрокам «Партизана». «Гробари» этого не стерпели и встали на защиту своих кумиров. В этой битве участвовало несколько сотен человек, один из которых погиб, пострадали несколько десятков фанатов и семнадцать полицейских. Побоище продолжилось и за пределами стадиона – в городе. Оно затронула два соседних с ареной района, и среди жертв «Гробарей» и «Делие» оказались, в том числе, и мирные жители Белграда. Пролитая кровь только обострила вражду. Следующее «Вечное Дерби», состоявшееся 16 марта 1990, тоже не обошлось без жертв. Тогда одного из «Гробарей» убило сигнальной ракетой, пущенной кем-то из фанатов «Црвены Звезды».

И все же это не шло ни в какое сравнение с тем, что произошло через два месяца, когда «Црвена Звезда» приехала в Загреб на матч с «Динамо».

За эти два месяца изменилось очень многое. В апреле 1990 на выборах в Хорватии победило то самое «Хорватское демократическое содружество». Для Белграда это было болезненное поражение. Сербский лидер Слободан Милошевич говорил, что теперь сербам, живущим в Хорватии, грозит геноцид. Туджман обвинял Милошевича в подготовке силовых провокаций. ВВВ и «Делие» просто не могли не сцепиться на фоне таких заявлений.

Слободан Милошевич

ЧИТАТЬ  45 лет назад Олег Блохин уничтожил защиту «Баварии»

13 мая в Загреб прибыли, по разным данным, от полутора до трех тысяч сербских фанатов, был среди них и двадцатилетний Александр Вучич – ныне президент Сербии. Впрочем, «Делие» тогда заправлял не он, а Желько «Аркан» Ражнатович – предприниматель, криминальный авторитет и фанат футбола, бывший одним из инициаторов создания «Делие». В 90-е он прославится как президент и одновременно тренер «Обилича» из Врачара.

Драки начались еще утром, и в ход активно шли политические лозунги. «Убьем Туджмана» и «Загреб – сербский», – скандировали белградские фанаты, «Сербов – на вербу», отвечали хорватские ультрас. Отдельное место среди оскорбительных кричалок ВВВ отводилось хорвату Роберту Просинечки, который в 1987 году перешел из «Динамо» в «Црвену Звезду», чего фанаты ему, разумеется, не простили. Полузащитника называли Иудой и грозили ему жестокой расправой, но на фоне общей атмосферы ненависти это, в общем, были еще цветочки.

С турнирной точки зрения матч не решал ничего. «Црвена Звезда» уже обеспечила себе чемпионство, «Динамо» боролось за серебро. Матч, впрочем, так и не состоялся. Сербские фанаты прорвались в хорватский сектор, но продержались там недолго. Имевшие численный перевес хорваты дали отпор, и «Делие» вынуждены были отступить. После этого ВВВ ринулись в контрнаступление, причем прямо через поле. И тут вмешалась полиция. Дело, конечно, было в Загребе, но среди стражей порядка преобладали именно сербы, и к хорватским фанатам они отнеслись куда суровее, чем к гостям из Белграда. Жестокость полиции по отношению к членам ВВВ и спровоцировала ответную агрессию. И ответили не только фанаты, но и футболисты. Точнее один футболист. О знаменитом «ударе Бобана» слышал, наверное, каждый человек, интересующийся футболом. 21-летний капитан «Динамо», все еще остававшийся на поле, ударил одного из полицейских ногой в прыжке. Этим полицейским был боснийский мусульманин Рафик Ахметович. Позже он публично простит Бобана за тот удар и расскажет, что коллеги кричали ему, чтобы он открыл огонь на поражение. К счастью, Ахметович не последовал их совету, тем более, что капитан «Динамо» тут же оказался под защитой фанатов ВВВ, обступивших игрока со всех сторон, чтобы уберечь его от жестокого возмездия. Вскоре хорваты вытеснили полицию со стадиона и добрались до сербского сектора. О футболе никто уже не думал, драка продолжалась около двух часов, пока на «Максимир» не прибыли подкрепления. Итог, сотни задержанных, по меньшей мере 85 пострадавших.

Побоище на Максимире, известное также, как Матч Ненависти.

Бобан стал для хорватов национальным героем, фанаты прозвали его «Зорро». Сербы же объявили полузащитника хорватским националистом, а особо горячие головы из «Делие» даже грозили ему смертью. Капитана «Динамо» дисквалифицировали на полгода из-за чего ему пришлось пропустить чемпионат мира.

Звонимир Бобан

Считается, что «матч ненависти» стал точкой невозврата. Мол, события на «Максимире» сделали выход Хорватии из Югославии совершенно неизбежным. Это довольно спорное утверждение, ибо отношения Загреба и Белграда и безо всякого «Максимира» были очень далеки от идеала. Справедливости ради стоит отметить, что политики, как в Загребе, так и в Белграде, выжали из этой истории максимум. Туджман, который на тот матч не пришел, рассказывал, что сербские фанаты готовили на него покушение. Милошевич подавал произошедшее как наглядное подтверждение своих слов о грядущем геноциде живущих в Хорватии сербов.

Осенью 1990 начался следующий футбольный чемпионат Югославии, в котором Бобан забил 16 голов в 25 матчах. В марте 1991 вспыхнула сербо-хорватская война, в которой фанаты как ВВВ, так и «Делие» принимали активное участие. Желько Ражнатович сформировал «Сербскую добровольческую гвардию», более известную как «Тигры Аркана».

Аркан со своими тиграми

В 1993-м «Динамо» по настоянию Туджмана будет переименовано в «Кроацию», после чего фанаты из ВВВ возненавидят того, кого еще недавно столь рьяно поддерживали.

Что же до сборной Югославии, то она продолжала играть под руководством Ивицы Осима. Благополучно съездила на чемпионат мира без Бобана, лихо начала отбор к Евро-92.

В конце марта 1991, за четыре дня до первых вооруженных столкновений, «плави» обыграли в Белграде Северную Ирландию. Первого мая там же проиграли датчанам, а шестнадцатого громили Фареры. Бобан, Шукер, Ярни и Просинечки выходили на поле. Никакой вражды между ними и сербами не было и в помине. Команда Осима будто и не замечала происходящего вокруг политического кошмара. До поры...

Сборная Югославии стремительно теряла игроков. Сначала ушли хорваты и словенцы, затем – почти все боснийцы и Дарко Панчев

За лето и осень изменилось многое. Новый сезон чемпионата Югославии, стартовавший в августе, проходил уже без участия хорватских и словенских клубов. Примерно тогда же Бобан, Шукер и другие хорватские футболисты отчетливо дали понять тренерскому штабу сборной Югославии, что приезжать на его вызовы они больше не будут. Роберт Просинечки, который тем летом перешел из «Црвены Звезды» в «Реал» за 450 миллионов песет (15 миллионов евро), вообще выдал нечто удивительное. В одном из интервью полузащитник сказал, что давно перестал бы играть за сборную Югославии, но опасался за жизнь и здоровье близких. Позднее, правда, Просинечки от этих слов отказался, заявив, что был неверно понят журналистами из-за своего плохого испанского.

Последний матч сборной Югославии с хорватами в составе. В той игре Фарерам забивали и Просинечки, и Бобан, и Шукер

16 октября в Торсхавне, на гостевом матче против Фарер, единственным хорватом в сборной (да и то с натяжкой) был Ивица Осим. В день матча в городе Госпич хорватские военнослужащие расстреляли от 75 до 120 мирных сербских жителей. Через неделю ситуация с точностью до наоборот повторилась в деревнях Бачине, Хрватска-Дубица и Церовляне. Тут уже сербские ополченцы учинили расправу над мирными хорватами. Увы, таких эпизодов в балканских войнах будет ужасно много.

«Плави» же продолжали терять ведущих футболистов. Сречко Катанец перестал появляться в сборной еще с осени 90-го. Весной 91-го словенец получил травму, но Осим все еще рассчитывал на него, даже несмотря на сложные политические события. Однако летом Катанец, выступавший тогда за «Сампдорию», написал тренеру письмо, в котором попросил больше не вызывать его в сборную Югославии.

За сборную Словении Сречко Катанец сыграл всего пять матчей, зато в конце 90-х он стал ее главным тренером и вывел словенцев на Евро-2000 и ЧМ-2002. Помните пенальти в ворота сборной России, назначенный английским судьей Грэмом Поллом? Олег Романцев считал, что Катанец побывал в судейской и надавил на арбитра

Осиму было кем заменить уходивших игроков, тем более что боснийцы покидать сборную не спешили. Хаджибегич, Баздаревич и вратарь Фахрудин Омерович доиграли отборочный цикл. В марте 92-го они ездили со сборной в Амстердам на товарищеский матч против Голландии (2:0 в пользу «оранжевых»). Тогда же в старте появился и еще один босниец – Мехо Кодро. Этот нападающий вовсю зажигал в «Реал Сосьедаде», а через несколько сезонов перешел в «Барселону». Его сын Кенан выступает сейчас за «Атлетик» из Бильбао.

Боснийцы отказались от вызова в сборную незадолго до Евро. Внезапно к ним присоединился и Дарко Панчев. Другие македонцы, кстати, остались, а Илие Найдоски и Вуядин Станойкович даже отправились с командой в Швецию. Увы, боснийцы и Панчев не были последними потерями «плави». Осим, в конце концов, тоже подал в отставку.

Дарко Панчев был звездой «Црвены Звезды» и сборной Югославии. В миланском «Интере» он не прижился, а за сборную Македонии провел всего шесть матчей

Полгода тренер давал обнадеживающие интервью. После жеребьевки финальной части Евро он поговорил с российским еженедельником «Футбол», в котором сказал, что останется тренером сборной до тех пор, пока она играет под югославским флагом и поет «Гей, славяне».   После игры с Голландией, отвечая на аналогичный вопрос, Осим заявил, что продолжит работать, даже если на его вызов не ответит вообще ни один футболист.

Он, наверное, и остался бы, если бы не Боснийская война. В апреле 1992 начала осада Сараево Югославской народной армией. В мае жена и двое детей тренера попали под обстрел. Осим собрал пресс-конференцию, на которой объявил о своей отставке: «На фоне столь ужасных человеческих страданий я просто не могу оставаться тренером сборной», – сказал он.

Сборную принял помощник Осима Иван Чабринович, добивавшийся немалых успехов с югославской молодежкой. В 1990-м он привел ее к серебру чемпионата Европы. В финале юные «плави» уступили сборной Советского Союза.

ЧИТАТЬ  Не стало бывшего игрока «Спартака» и сборной России Василия Кулькова

Югославия, которая так и не сыграла на Евро-92

ЧМ-98. Хорватия с Шукером и Бобаном возьмет бронзу, а Шукер станет еще и лучшим бомбардиром чемпионата

Чабриновичу пришлось взять на себя обязанности антикризисного менеджера, и он быстро подыскал замены покинувшим сборную лидерам. Освободившиеся места заняли Синиша Михайлович, Владимир Югович и Предраг Миятович. Вернулся, практически не игравший в отборочном турнире Драган Стойкович. Решилась и вратарская проблема. Чабринович, каким-то образом, уговорил Фархудина Омеровича все-таки сыграть на Евро.

В Швецию улетело 18 футболистов (в заявке могло быть не более 20 игроков) – в основном сербы и черногорцы, плюс двое македонцев и один босниец. Ни тренер, ни его подопечные еще и не знали, что вернуться придется раньше, чем планировалось.

Совбез ООН ввел санкции против всего югославского спорта, но они не означали немедленной дисквалификации. МОК удалось найти компромисс, а вот УЕФА искать его не стал

Первые санкции против Югославии Совет Безопасности ООН ввел еще в сентябре 1991. Там, правда, речь шла в основном об оружейном эмбарго. Однако ситуация сильно обострилась на фоне событий в Боснии. И тут снова политика.

В феврале-марте 1992-го в Боснии прошел референдум о независимости. При явке в 63% более 99 процентов проголосовавших высказались за выход из состава Югославии. Боснийские сербы, составлявшие треть населения, референдум бойкотировали. Когда в апреле независимость была провозглашена официально, Босния практически сразу получила признание: Европа, США, а через несколько недель и Россия. Местные сербы провозгласили собственное государство, пожелав выйти из состава новой республики, в чем их немедленно поддержало правительство Югославии. Так началась самая лютая из балканских войн. И пока боснийцы и сербы убивали друг друга, Совет Безопасности давил на Белград, требуя невмешательства. Резолюция 752, принятая 15 мая, обязывала Югославию вывести свои войска из Боснии в кратчайшие сроки, под угрозой новых санкций. 26 мая правительство Югославии официально проинформировало ООН о том, что югославских войск на территории Боснии нет. Письмо на имя генсека Бутроса Бутроса-Гали было подписано Слободаном Милошевичем. В нем говорилось, что все части Югославской Народной Армии были выведены еще 19 мая.

Югославия, которая так и не сыграла на Евро-92

Генсек ООН Бутрос Бутрос-Гали

Генсек Милошевичу не поверил, и 30 мая, когда сборная Югославии уже вовсю тренировалась в Швеции, Совет Безопасности ввел новые санкции. Резолюция 757 – это жесть. Тут речь шла о всеобъемлющих ограничениях, которые должны были затронуть абсолютно все сферы, а не только оборону и экономику. Закрытие югославских посольств во многих странах Европы, аресты счетов, торговое эмбарго, перекрытие границ для ввоза и вывоза грузов. Санкции, которые ООН еще несколько раз ужесточит, спровоцировали масштабную гиперинфляцию и безработицу, но, как уже говорилось выше, это было не все. Резолюция 757 затрагивала также здравоохранение, культуру и спорт. В Югославию перестали ввозить лекарства, ее членство в ЮНЕСКО было приостановлено, сербским и черногорским ученым закрыли дорогу на международные научные конференции. Что же касается спорта, то Югославия должна была быть исключена из всех международных соревнований. Причем обеспечить то, что в документе было названо «недопущением участия» должны были не международный спортивные организации, а государства.

Весь этот супержесткий режим начинал действовать уже с 31 мая, и Швеция приступила к действиям одной из первых. 1 июня на базе, где тренировалась сборная Югославии, отключили электричество.

УЕФА, ФИФА и МОК не обязаны были следовать предписаниям Совбеза ООН. Каждый должен был сам решать проблему или не решать ее. Поиском компромиссного решения озаботился только МОК. На Игры в Барселону спортсмены из Югославии (сербы, черногорцы и македонцы) были допущены под названием Независимых олимпийских участников (IOP). Без флага, гимна и спортивных чиновников. Зато 52 югославских атлета выступили в Барселоне, привезя оттуда одну серебряную и две бронзовых медали. Хорватские и словенские спортсмены ездили на Олимпиаду под своими флагами. Любопытно, что их олимпийские комитеты официально были признаны МОК только в 1993 году, однако, в Каталонию и словенцев, и хорватов пустили без проблем. Сборная Хорватии по баскетболу заняла второе место, уступив в финале США с Майклом Джорданом. Кроме того, две бронзовых медали завоевал тогда еще мало кому известный 20-летний теннисист Горан Иванишевич.

Что же касается футбола, то до 30 мая ничто не предвещало беды. В январе ФИФА и УЕФА подтвердили, что югославская футбольная федерация продолжает работу, и что «плави» сыграют на Евро. Разговоры о передаче путевки датчанам стихли, и до июня об этом никто и не вспоминал.

Чтобы снять сборную Югославии с турнира, до начала которого оставалось менее двух недель, должен был быть созван Конгресс УЕФА, потому что именно этот орган принимает ключевые решения. Теоретически Союз мог просто отложить вопрос о дисквалификации «плави» на пару месяцев… если бы захотел. Но он не захотел. Устав УЕФА описывает механизм принятия срочных решений, на случай если того требует какая-либо экстренная ситуация. Для этого существует чрезвычайный комитет, состоящий из президента УЕФА и двух его заместителей. Леннарт Юханссон – отец Лиги чемпионов – 31 мая 1992 находился в валлийском Ньюпорте. И именно здесь глава УЕФА и двое вице-президентов решили отстранить Югославию от чемпионата Европы. Так началась датская сказка. Рихард Мёллер-Нильсен, тренер сборной Дании, в те дни красил забор своего загородного дома, и даже и не думал, что через месяц выиграет чемпионат Европы. Его футболисты разъехались по отпускам. Михаэль Лаудруп в Швецию так и не поехал. Владимир Югович считает, что отказ главной датской звезды был знаком уважения сборной Югославии.

Югославия, которая так и не сыграла на Евро-92

Леннарт Юханссон – отец Лиги Чемпионов и могильщик сборной Югославии

Югославов не просто исключили из числа участников чемпионата Европы, их еще и чудовищно унизили. Шведские власти обошлись со сборной по-свински. Футболистов сначала выселили из гостиницы, а затем отказались выпускать из страны, ведь санкции, введенные 757 резолюции, запрещали, среди прочего, еще и международные перелеты в Белград. Ни один шведский самолет не полетит в Югославию, добирайтесь, как хотите.

Из Швеции сборную Югославии вывез Стеван Попов – миротворец и легенда авиации

Стевана Попова в 90-е годы на Балканах знал каждый. Считается, что он спас около сорока тысяч жителей Сараево, оказавшихся в осажденном городе. Действительно ли их было так много? Точно неизвестно, но Попов совершал по шестнадцать перелетов в день по маршруту Белград – Сараево. Он в самом деле эвакуировал десятки тысяч беженцев. И именно ему поручили отправится в Стокгольм за застрявшими там по воле шведских властей футболистами. Пилот дозвонился Бутросу Бутросу Гали и генсек ООН дал ему 24 часа на то, чтобы слетать в Стокгольм и увезти оттуда сборную Югославии.

Югославия, которая так и не сыграла на Евро-92

Стеван Попов за штурвалом. В 2015-м он покончил с собой

Неприятности на этом не кончились. Выяснилось, что генсек ООН шведам не указ. Власти наотрез отказались выпускать самолет. Отведенные ООН сутки истекли, воздушное судно все еще стояло в аэропорту, и только на второй день напряженных переговоров Попов получил, наконец, добро на вылет. И тут шведы внезапно потребовали заплатить 2000 долларов за топливо. Счет, в итоге, оплатили футболисты, которые попросту скинулись на то, чтобы получить, наконец, право, покинуть «гостеприимное» скандинавское королевство.

Югославская сборная угодила в бан на четыре года, пока ее, наконец, не допустили до отборочного турнира ЧМ-98. Интересно, что другие спортивные федерации сняли ограничения гораздо раньше. Сборная Югославии по баскетболу, одна из сильнейших в мире, не была допущена до ЧМ-94 и Евро-93, но на Евро-95 уже играла и даже стала чемпионом. На Олимпиаду в Атланте Югославия ездила уже под своим флагом.

Итальянский чемпионат мира стал последним турниром для «плави». Это была грандиозная сборная, которая гремела бы на всю Европу, если бы государство, которое она представляла, не перестало бы существовать. В итоге, гремели звездные игроки по отдельности. Что же до Евро-92, то остается только гадать, что было бы, если бы Югославии удалось бы сыграть в Швеции. Особенно, если бы в составе были хорваты, словенцы и полный набор боснийцев и македонцев, а на скамейке сидел бы Ивица Осим. Увы, мы этого уже никогда не узнаем.

От распада Югославии, несомненно, кто-то выиграл, а вот футбол от него совершенно точно проиграл.

Поделиться ссылкой:

Обновлено: 15.10.2020 — 08:14

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *