Первая девушка в истории Формулы-1

Время на прочтение: 9 минут(ы)

 

Парадоксально, но современная Формула-1 продвигая все сильнее темы разнообразия и равноправия, до сих пор остается сугубо мужским видом спорта. Без грид-герлз, нелепо забаненных два года назад, в паддоке теперь можно встретить лишь нескольких представительниц прекрасного пола, которые наравне с мужчинами трудятся механиками и гоночными инженерами команд. Чуть больше женщин занято на представительских и вспомогательных должностях: чаще других в трансляциях мелькают Бритта Реске, бессменный пресс-атташе Себастьяна Феттеля, и Анджела Каллен, физиотерапевт Льюиса Хэмильтона.

Участие девушек непосредственно в самих гонках и вовсе кажется сейчас очень маловероятным вариантом. За почти 30 лет с момента, когда Джованна Амати безуспешно пыталась пройти квалификацию Гран-при Бразилии, в Формуле-1 так и не появилось ни одной пилотессы (принимавшей участие в заездах как основной гонщик — прим.). Автоспорт не пользуется особенной популярностью среди женщин и спонсоры не спешат вкладываться в карьеры тех немногих гонщиц, что выступают в младших сериях.

Однако, еще в первой половине прошлого века «большие призы» занимали гораздо более прогрессивную позицию. Автогонки едва ли не с самого начала были одним из немногих видов спорта, в котором женщины могли соревноваться вместе с мужчинами. Энтузиазм вокруг автомобилей захватил тогда обе половины общества. Настолько, что от участниц порой не было отбоя и крупные автоклубы организовывали под них отдельные турниры. Причем девушки сидели не только за рулем невероятно тяжелых в управлении и опасных машин, но еще работали механиками, нередко без единого мужчины в команде.

До дебюта Марии-Терезы де Филиппис на этапах Гран-при уже успело выступить с десяток гонщиц, но итальянская аристократка стала первой, кто проехал сезон именно в чемпионате Формулы-1 после его образования в 1950-м году. 11 ноября 2020-го «Pilotino» (уменьшительно-ласкательная форма слова «пилот» в итальянском языке), как Марию-Терезу звали близкие, исполнилось бы 94 года и в этот день справедливо вспомнить яркие моменты ее карьеры, выпавшей на возможно самые романтичные и одновременно рискованные годы в истории автоспорта.

В гонки де Филиппис пришла после спора с братьями. Мама говорила ей ехать помедленнее, но так чтобы выиграть

Девочку по имени Мария-Тереза с самого рождения ждала безбедная жизнь в интерьерах фешенебельных дворцов и вилл. Ее отец, инженер Конте де Филиппис, был не только выходцем из влиятельной дворянской семьи, но еще и владел электрической сетью всей Южной Италии, разработанной им же.

До двадцати с лишним лет Мария-Тереза не проявляла интереса к автомобилям, зато была отличной всадницей, мастерски владевшей лошадьми, любовь к которым ей привил именно папа. Старшие братья де Филиппис любили подшутить над ней и как-то раз поспорили, что сестра не сможет справиться с машиной так же как со своими скакунами. Это глупое пари поменяло судьбу молодой неаполитанки кардинально.

Для доказательства своей скорости девушка выбрала миниатюрный «Фиат Тополино» и отправилась тренироваться на своем «мышонке» (перевод итальянского названия автомобиля) по южному побережью Амальфи. Домой она вернулась уже в качестве победителя местного ралли, которое стало ее первым опытом в автогонках.

Именно в соревнованиях по пересеченной местности итальянская аристократка провела первые годы своей карьеры. Родители Марии-Терезы были не очень довольны тем, что девушка из высшего общества увлекается не совсем статусным и более того опасным занятием, но спорить с упрямой и своенравной дочкой не решились. Мама лишь говорила ей перед каждым заездом: «Езжай медленно и выиграешь».

Чтобы меньше зависеть от команды, де Филиппис брала себе машины на заказ. Послевоенная Италия была переполнена небольшими мастерскими, грезившими о лаврах Феррари, и найти подходящих умельцев не составляло труда. Как правило клиентам предлагали оригинальные гоночные шасси, на которых стояли двигатели от немецких мотоциклов. С такой техники начинала и Мария-Тереза, пока судьба не свела ее с братьями Мазерати.

К тому времени знаменитое семейство уже не имело никакого отношения к одноименной марке автомобилей и активно развивало свой новую компанию «O.S.C.A.», заточенную под производство гоночных и спортивных машин. Один из болидов Мазерати передали де Филиппис, которая заявилась с ним в итальянский чемпионат спортивных машин.

Среди соперников Марии-Терезы особенно выделялся сын римского дипломата Луиджи Муссо — ее ровесник, начавший заниматься гонками немного раньше. Близкие по духу молодые люди быстро сошлись друг с другом и Луиджи по сути стал гоночным наставником де Филиппис, обучив ее основным навыкам пилота. Вскоре девушка стала выступать не хуже Муссо и перед очередным заездом оба поспорили на золотые часы тому, кто приедет на финиш первым. Правда, в гонке Мария-Тереза сломала машину уже в начале круга, а ее возлюбленный проехал лишь на три поворота дальше.

Де Филиппис и Муссо (на фото выше в ярко-красной майке) были помолвлены, но когда Луиджи ушел на повышение в Формулу-1 пара распалась. Их следующая встреча состоялась в 1958-ом, который стал роковым для ее бывшего жениха.

Де Филиппис предпочла Феррари чемпионскую машину Фанхио. На ней она обогнала будущего босса Формулы-1

Продолжая выступать в гонках спортивных машин, Мария-Тереза стала довольно известной в Италии пилотессой. На соревнованиях ее с любовью встречали не только болельщики, но и коллеги, которые всегда старались взять под опеку девушку, едва достававшую ногами до педалей. Невысокая и очень худая она напоминала многим ребенка, отчего в паддоке де Филиппис прозвали «Il Pilotino».

Показательным стал случай с легендарным гонщиком довоенных лет Тацио Нуволари во время автомарафона «Джиро ди Сицилия». Тогда Мария-Тереза преодолела 1080 километров по опасным проселочным дорогам только, чтобы узнать на финише, что ее результат аннулирован. Судьи посчитали посторонней помощью действия механика, который перед гонкой подтолкнул машину де Филиппис поближе к стартовой черте. Остальные участники были в гневе от такого решения, но красноречивее всех высказался Нуволари: «Заставить девушку ехать тысячу километров по мокрым после дождя дорогам, только чтобы потом дисквалифицировать — это какое-то безумие».

Поворотным моментом в карьере де Филиппис стала гонка в ее родном Неаполе в 56-ом. В тот год узкие бульвары прибрежного района Позиллипо принимали внезачетный Гран-при Формулы-1, а на разогреве у «больших призов» выступали местные пилоты спортпрототипов. Среди них была Мария-Тереза, гонявшая уже за заводскую команду «Мазерати». Пропустив тренировочные заезды и квалификацию, девушка стартовала с последнего ряда, но к финишу прошла почти весь пелотон и заняла второе место на подиуме. Толпа приветствовала ее как победителя.

После успеха в той гонке де Филиппис поняла, что готова выступать в Формуле-1, к тому же через некоторое время ей поступило предложение от скудерии Феррари. На встречу с коммендаторе строптивая гонщица пришла только, чтобы лично заявить ему об отказе. Позднее в интервью журналу Motorsport она объясняла свое решение так: «Почему я должна была выступать за Феррари? Только потому, что я итальянка? Нет, у меня не было желания подчиняться Феррари. Мы поговорили с ним и я сказала, что не собираюсь выступать за его команду. У них тогда было принято прыгать в машину как по указке. Это было не для меня. К тому же я никогда не чувствовала в них настоящей культуры, все было как-то несерьезно.»

Фавориту предстоящего чемпионата де Филиппис предпочла уже знакомый ей коллектив «Мазерати», который помимо машины предложил помощь с обслуживанием. В свое распоряжение итальянка получила одну из самых красивых и мощных гоночных машин за всю историю гонок — Maserati 250F.

На таком же «Мазерати» в 1957-ом, за год до дебюта первой девушки в гонках Формулы-1, завоевал свой пятый и последний чемпионский титул Хуан-Мануэль Фанхио. Машина Марии-Терезы отличались от той лишь немного переделанным кокпитом, где создатель болида Медардо Фантуцци специально смягчил сиденье и приподнял педали для большего комфорта новой владелицы.

Но к сезону-58 некогда грозная 250F уже безнадежно устарела по сравнению с главными конкурентами из английского «Вануолла» и «Феррари» с их Dino 246F1. Показывать результаты на алых болидах «Мазерати» стало тяжело даже опытным гонщикам, не говоря о новичках вроде де Филиппис.

На своей первом Гран-при в Монако она так и не смогла преодолеть квалификацию, уступив последнему прошедшему на старт гонщику более 5 секунд (им, кстати, оказался коллега по «Мазерати» Йо Бонниер).

Ехать на большой скорости в затяжных поворотах городской трассы было слишком тяжело для легкой девушки, особенно если учитывать тот факт, что на болидах тех лет отсутствовали привычные сейчас усилители руля. Тем не менее даже с не самым лучшим временем де Филиппис оставила позади восемь других пилотов, одним из которых оказался Берни Экклстоун, будущий глава Формулы-1, а тогда такой же начинающий гонщик.

Фанхио считал ее отчаянно быстрой, а во Франции организаторы просто сняли девушку со старта

В своей следующей гонке на трассе в бельгийском Спа Мария-Тереза снова вписала свое имя в историю. Став первой гонщицей Формулы-1 на этапе в Монако, в Бельгии она первой из женщин смогла пробиться на старт и проехать всю дистанцию. Отчасти ей помог тот факт, что организаторы Гран-при допустили к заезду всех участников вне зависимости от времени показанного в квалификации.

Тремя неделями позже во французском Реймсе с де Филиппис произошел трагикомичный инцидент. Как утверждала сама итальянка в беседе с журналистами The Observer главный судья, а по сути промоутер местного Гран-при Тото Роше просто отказался пускать ее на старт. Якобы, известный своим экстравагантным поведением Роше вычеркнул ее из протокола со словами: «Единственный шлем, который следует носить такой красивой женщине, находится в парикмахерской (имея ввиду аппарат для сушки волос — прим.).»

Именно в той гонке разбился насмерть ее бывший возлюбленный и наставник Луиджи Муссо. После перехода в «Феррари» Муссо по сути стал жертвой интриг своих коллег по команде — англичан Майка Хоторна и Питера Коллинза. Отчаянно нуждаясь в деньгах из-за долгов, он боролся во Франции за победу с объединившими усилия Хоторном и Коллинзом, пока не потерял управление и не погиб от травм головы, полученных в аварии.

"Когда я готовилась к своей первой гонке в Монце, Фанхио отправился со мной, чтобы показать трассу. Мы дошли до (поворота) «Параболика» и он сказал: «Видишь табличку со скоростью 300 километров в час? Не надо здесь тормозить. Видишь табличку со скоростью 200? Здесь тоже не надо. А когда булет табличка „100 километров“? Не тормози!» Тогда я перебила его: «Ты хочешь, чтобы я убилась?» Он рассмеялся в ответ: «Тормозить будешь, когда начнешь поворачивать.»

Уже после заезда взволнованный чемпион просил Марию-Терезу в следующий раз сбавить скорость и ехать осторожнее.

Свою карьеру де Филиппис завершила после гибели любимого человека. С тех пор она вернулась за руль лишь однажды

В 1958-ом она успела принять участие еще в двух гонках чемпионата, в которых сошла из-за технических проблем. Тот сезон сильно повлиял на желание Марии-Терзы продолжать выступления, ведь после гибели Луиджи Муссо случились еще две смертельных аварии. От последствий одной из них скончался ее хороший товарищ — британский пилот Стюарт Льюис-Эванс. По сути в Формуле-1 ее удерживал только новый возлюбленный — один из самых отчаянных гонщиков тех лет француз Жан Бера (на фото крайний слева).

Перед чемпионатом 1959-го Бера решил подготовить для де Филиппис новый болид с мотором «Порше». Создание заняло больше времени чем планировалось и машину собрали только на старте сезона в Монако, даже не успев толком обкатать. Квалификация стала для де Филиппис повторением прошлого года — тяжелая и сырая машина оказалась бесполезна вопреки всем ее стараниям. После очередной неудачной попытки к ней подошел Стирлинг Мосс, показавший лучшее время в тот день, и рекомендовал не испытывать судьбу дальше.

Приняв участие в нескольких незачетных гонках она собиралась отправиться в Западный Берлин на Гран-при Германии. В 59-ом этап в первый и последний раз проходил на трассе Афус, проложенной по двум прямым автобана с виражами, один из которых был выполнен в форме бэнкинга. Этот монструозный поворот с углом наклона 43,6 градуса не имел ограждения верхнего края кроме расставленных вдоль кромки флагштоков.

Накануне этапа Бера очень неудачно поспорил с одним из менеджеров «Феррари», за которую выступал в том году, и лишился места в команде, после того как отвесил обидчику пару ударов в лицо. Желая поддержать своего друга де Филиппис предложила занять ее место на предстоящей гонке.

За день до старта Гран-при Формулы-1 Афус принимал соревнования спортпрототипов, в которые заявился Жан Бера. На мокром после дождя бэнкинге его «Порше» повело на самый верх виража, где машина столкнулась с флагштоком. От удара пилота выбросило из кабины с такой силой, что его тело сломало мачту и упало вместе с ней на деревья рядом с трассой. Бера погиб мгновенно.

Случившееся стало последним аргументом для Марии-Терезы де Филиппис. После гибели Жана она зареклась иметь что-либо общего с гонками, а некоторое время спустя встретила своего будущего мужа. С австрийским инженером Тео Хушеком она познакомилась на горнолыжном курорте, куда отправилась, чтобы отойти от пережитых потрясений. В браке, который продлился до самой смерти де Филиппис в 2016-м, у супругов родилась дочь.

Несмотря на счастливую семейную жизнь Мария-Тереза все-таки нарушила свое обещания и в конце 70-х стала активным участником общества поддержки бывших пилотов. За многолетнюю работу в организации ей было присвоено звание почетного вице-президента.

Вопреки своей должности де Филиппис не спешила появляться на соревнованиях, а про современных спортсменов с досадой говорила следующее: «В наши дни водители были друзьями. Мы путешествовали все вместе, останавливались в одних и тех же гостиницах. Сегодня гонщики кажется совсем перестали общаться друг с другом. Едва закончится гонка как они уже бегут по своим личным самолетам. Во всем этом осталось слишком мало спорта.»

Но даже в зрелые годы «Pilotino» продолжала быть настоящей сорвиголовой. Когда в 2015-м «Мазерати» предложили ей вернуться за руль ее первой машины в Формуле-1 и проехаться на ней по Монце, Мария-Тереза не стала долго раздумывать:

Поделиться ссылкой:

Обновлено: 12.11.2020 — 05:18

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *