Алексей Городовой – о футболе в Норвегии, вратарском искусстве и целях на год в «Велесе»

Время на прочтение: 11 минут(ы)

Перед каждым домашним матчем пресс-служба ФК «Велес» берёт интервью у футболистов команды, в которых обсуждаются самые разные темы — от пристрастий в кинематографе и футбольных хитростей до планов на жизнь после завершения карьеры. Недавно нашим собеседником стал голкипер команды Алексей Городовой, до прихода в наш клуб игравший в Норвегии, на Сахалине и тренировавшийся у Леонида Слуцкого и Виталия Кафанова. Расширенную версию интервью с нашим вратарём читайте ниже!

Привет. Поздравляю тебя с Днём рождения! Как тебя поздравила команда, одноклубники, что сказали приятного?

Спасибо! Вообще, я как-то к этому отношусь просто. Просто новый день, ничего необычного. Я всегда в командах, с 17 лет не отмечал Дни рождения дома, уже лет 10. Вчера мы с девушкой готовили торты, приготовили 3 торта команде, привезли с утра. Все поздравили, не забыли (хотя я думаю, Instagram «Велеса» им напомнил, что у меня День рождения — смеётся). Было очень приятно.

У тебя получился довольно удачный старт: два очень важных спасения. Первое – с Иваново, когда ты не дал сопернику открыть счёт, и второе с «Крыльями». Если бы мы в том моменте пропустили, всё могло сложиться не так удачно. Что помогло тебе так здорово начать чемпионат?

Я не думаю, что дело именно во мне, что я сделал что-то сверхъестественное. Для этого и нужен вратарь, чтобы он в таких моментах выручал. Качество и уровень вратаря проявляются в том, сколько очков он принёс команде за сезон. Можно сказать, что какие-то я уже принёс. Хороший вратарь должен приносить очков 11-12 за сезон, именно своими действиями.

 

Также у нас ещё ребята очень хорошего уровня, голодные до игр. Они тоже хотят играть, и поэтому я максимально сконцентрирован и стараюсь показывать всё, на что я способен, чтобы не «косякнуть» и не отдать своё место.

Расскажи, как ты пришёл в футбол и почему стал играть именно в воротах?

Вообще в футбол я пришёл, потому что у нас семья такая. Нас три сына, и мой старший брат занимался футболом. Я всё время ходил смотрел, как он во дворе играет в футбол. Очень мне это нравилось, и он всегда меня с собой брал, обычно на ворота ставил, чтобы маленький не мешался, или говорил: «Иди впереди бегай».

А вратарём я стал лет, наверное, в 16. Я играл в молодёжной команде «Динамо» Ставрополь, и наш вратарь Витя Полянский уехал с семьёй в Болгарию. Вообще закончил с футболом и уехал жить в другую страну. У нас не было вратаря, получается. А я любил перед тренировками прийти и «подурковать»: что-то там прыгаю, падаю… Ну, дети – «ха-ха», «хи-хи».

Тренер мне говорит: «Лёх, давай ты попробуешь». Я был нападающим, полузащитником, но сказал: «Ну давайте». Попробовал, мне не особо понравилось, но потом уже выбора не было. Он сказал: «Всё, будешь вратарём». Я, говорит, в тебе вижу это. На каком-то турнире я даже не играл из-за этого. Я поехал нападающим, а он сказал, что я буду только вратарём. Все играли, даже те, кто был слабее меня. Он меня специально не выпускал, и после этого я сильно обозлился, стал упорно тренироваться, чтобы стать хорошим вратарём. Потому что в первой игре, в которой я встал на ворота, я отыграл не очень хорошо, честно скажу, «наварил» очень много. А через полтора года уехал уже в «Ростов» в молодёжную команду, поиграл там и вернулся обратно в Ставрополь. Потом мы поехали на турнир среди вторых команд ПФЛ зоны «Юг», выиграли, поехали на финальный турнир в Ижевск, где играли против сильных команд: «Локомотив-2», «Рубин-2». Там я себя показал, и «Динамо» Ставрополь предложило мне контракт.

Смотри, в начале карьеры у тебя был интересный период: Сахалин, потом Якутия. Что вообще отличает футбол в таких суровых условиях?

В начале карьеры я ещё сыграл 5 игр нападающим за «Динамо» Ставрополь. У нас были проблемы с деньгами: в составе всего 14-15 человек, из них три вратаря. И вот я выходил на замену в качестве нападающего. Я отыграл в ПФЛ 5 игр нападающим, а в последнюю игру наш вратарь подошёл к тренеру и попросил, чтобы мне дали шанс. Мы проиграли «Астрахани» 3:1.

А потом появился вариант с «Сахалином», и я уехал туда. Честно говоря, вообще не знал, где это и как далеко мне придётся поехать. Мне просто сказали: «Ты поедешь на Сахалин?». Я говорю: «Да». Я поехал с ними на сборы в Сочи, потренировался. Тогда как раз правило поступило, что в команде должен быть «лимитчик» — молодой игрок, и им нужен был такой «лимитчик». Тогда ещё Юрий Алексеевич Дроздов был тренером. Год я там был, за год сыграл одну игру, по-моему. На 90-й минуте вышел на замену.

ЧИТАТЬ  33 лучших игрока сезона ФНЛ. По итогам августа

Хотел играть, молодой, амбициозный. Но у меня был контракт с «Сахалином» на три года. После сезона Дроздова убрали, пришёл Тимофеев. Я спросил его, рассчитывает ли он на меня. Он сказал: «Нет, у нас задачи, есть вратарь, а ты будешь его сменщиком». Я сказал, что хочу играть и развиваться. Клуб пошёл на встречу, мы разорвали контракт по обоюдному, и я уехал в «Якутию». Там уже провёл игр 12 – нормально всё было.

Но, конечно, в зоне «Дальний Восток» очень отличается уровень от зоны «Юг», в которой я играл до этого. Там более такой футбол жёсткий, что ли, там очень много верховой борьбы, очень много единоборств. При подаче с углового всегда на тебя идёт целая толпа. В зоне «Юг» тогда команды были быстрые, техничные, и тот футбол очень сильно отличался.

Удалось ли тебе там посмотреть что-нибудь из достопримечательностей? Говорят, природа там очень интересная…

Да, на Сахалине я жил в самом городе Южно-Сахалинск. Мы ездили с командой на шашлыки, сам ездил, с друзьями. Со мной там играл земляк, Алексей Корбут, тоже мне показывал места. «Горный воздух», например. В самом Южно-Сахалинске есть такая курортная зона. Я играл там на первенство области, потому что меня как молодого в дубль спускали тоже. По-моему, то ли второе место заняли, то ли первое, но тоже что-то выиграли. Поэтому пришлось покататься по Сахалину. Очень красиво, честно говоря, природа – вообще кайф!

В Якутии, конечно, всё чуть по-другому, там всё чуть менее красиво, более угрюмо: дома на сваях стоят, вечная мерзлота. Но всё равно, когда за город выбирались, там тоже очень красиво.

Норвегия – как вообще получилось, что ты туда попал, потому что направление очень оригинальное?

Я перешёл из Якутии в Нальчик. Там тренером был Хасанби Эдуардович Биджиев, а помощником – Юрий Алексеевич Дроздов, который у меня был в «Сахалине». Я подписывал контракт как второй вратарь, но потом получилось выиграть конкуренцию, стал номером один, играл, тренировался. У меня сложилась определённая статистика, я уже делал нарезки с игр, тренировок, всё это у меня было на жёстком диске на всякий случай.

По Премьер-Лиге в Нальчике играл такой вратарь Отто Фредрикссон. Он играл за сборную Финляндии, в немецкой Бундеслиге, был достаточно известен. Он как раз тогда играл в Норвегии в этой команде, «Конгсвингер».

Ну и получилось так, что я остался без контракта. «Спартак» Нальчик хотел со мной продлить соглашение, а я не хотел быть номером два, кого-то подменять. Они говорили, что «будешь получать игровую практику», но я что-то не поверил. Ну и тренер по вратарям, Кращенко Сергей Владимирович (он сейчас, кстати, в Туле), сказал, что может меня свести с человеком. Если ему понравятся мои нарезки, поеду играть.

Потом оттуда позвонили, сказали: «Да, нам твои видео нравятся. Если ты из себя представляешь то же, что и на видео, то мы в тебе заинтересованы». Я приехал туда, потренировался, им всё понравилось, и они подписали контракт.

Для меня этот вариант тоже был приоритетным – уехать в Европу. Не так много футболистов из России уезжает за границу. Это другой менталитет, другой язык и другой чемпионат. Совсем всё по-другому, и ты выходишь из зоны комфорта. Если ты можешь себя проявить на хорошем уровне, выйдя из неё, то, если ты приедешь домой в Россию и будешь находиться в зоне комфорта, ты сможешь играть ещё лучше. У меня были только такие мысли. Я хотел уехать туда и либо остаться там в Европе, либо вернуться в Россию в Премьер-Лигу, что в последствии и получилось.

Как, кстати говоря, ты там коммуницировал с одноклубниками? Ты хорошо знаешь английский?

Когда я туда уехал, я знал английский, скажу честно, не очень хорошо. У меня была 4-ка по английскому в школе, но ты сам знаешь, что это такое. Если ты можешь поздороваться с учителем и что-то перевести, тебе уже её поставят.

Приехав туда, я был как собака. Я только понимал плюс-минус, что они говорят, и тупо улыбался. И говорил «Йес» или «Ноу». Но мне повезло, что был там и Отто, мой менеджер, он ещё доигрывал сезон и помогал решать все вопросы, и был ещё Кирилл Суслов, русский парень, который на тот момент уже выучил язык и мог спокойно на нём общаться.

Поэтому первый год было всё просто. Я учил английский, но не так сильно. А на второй год, когда все уехали и я остался один, когда пришлось самому общаться, тогда я уже включился на полную, и за полтора месяца сборов зимой я подтянул знание английского и смог спокойно общаться с одноклубниками.

ЧИТАТЬ  15ти летний Сергей Пиняев из Чертаново не смог забить гол Динамо

А как тебе Норвегия как страна, говорят, там совершенно особенный менталитет, люди, культура?

Если честно, очень понравилось. У меня даже есть такая мечта: после завершения карьеры уехать туда и, может быть, попробовать себя там. Мне очень понравился менталитет. Люди очень добрые, отзывчивые, всегда хотят тебе чем-то помочь.

Например, я был один в Норвегии, у меня не было ни девушки, никого. Небольшой городишко – 20 тысяч населения, никуда особо не выйдешь. Но меня всегда звали пацаны местные в гости. У меня был лучший друг Адам. Он родился в Норвегии, но у него турецкие корни. Он каждый день меня звал к себе домой. Мы готовили барбекю, смотрели футбол. Если какой-то футбол есть, он мне всегда звонит: «Лёха, приезжай. Просто посидим, чай попьём». А его жена готовит поляну, просто края не видно. У них, у турков, так принято. Орехи, сладости всевозможные… Ты говоришь: «Адам, мы же приехали футбол смотреть, а не кушать!» А он: «Да это так, закуска, не переживай!» И так всегда.

Очень много иностранцев: бразилец был, марокканец. Все вместе общались, в одном котле варились, и нам никогда не было скучно. Все люди такие добрые, все зовут тебя в гости. «Приезжай, мы тебе свою еду покажем, ты нам свою приноси, накормишь нас. Мы слышали, что такое борщ. Сделай борща нам, покушаем». И вот эта открытость мне очень нравилась. Я не помню, чтобы какие-то драки были или беспорядки. Ты выходишь на улицу, там очень мало людей. Всё тихо, спокойно. И вот эта тихая размеренная жизнь мне очень нравится.

Ты сказал, что после завершения карьеры хочешь попробовать себя кем-то в Норвегии. А кем, если не секрет?

Честно, даже не знаю. Я бы хотел просто поехать туда, попробовать пожить. Может даже договориться с командой, чтобы помогать как-то в клубе, например, тренером по вратарям. Просто у меня есть мечта вернуться туда и пожить с невестой или женой, с детьми. Показать им, как люди живут в Европе, чтобы они тоже посмотрели на этот уровень жизни, к которому нужно стремиться.

Это очень классно. Надеюсь, у тебя получится! После возвращения ты работал с Шароновым, с Семаком, с Радимовым и Слуцким. Кто из них, на твой взгляд, круче и почему?

Нельзя выделить самого сильного. У каждого была своя философия, своё видение футбола. У Слуцкого есть европейский подход, потому что он работал в «Витессе», он работал в Англии. Очень много тим-активити, чтобы мы как-то сближались: много всяких конкурсов, мы ездили на пейнтбол, в картинг. Не знаю, как это в «Зените» проходит на сборах, может быть, там всё то же самое. Просто я попал под концовку чемпионата, когда команда уже становилась чемпионом, когда нужно было брать последние очки. Поэтому всё было серьёзно: никаких игр, работа. А с Леонидом Викторовичем я как раз попал на сборы, он только приехал, знакомился с командой. С ним было веселее, больше игр, больше «развлекаловки».

Если среди всех тренеров выделять, я бы назвал Слуцкого и Семака.

Как вратарь, с профессиональной точки зрения можешь объяснить, почему так сильно ценят, так уважают мастерство Виталия Кафанова, знаменитого тренера вратарей, с которым ты пересекался в «Рубине»?

Я с ним поработал и на сборах в Австрии, и когда только приехал в «Рубин» тоже с ним занимался, работал. Я думаю, дело в его опыте. Это тренер колоссального опыта, он из вратарей делал просто легенд. Тот же самый Рыжиков, который нигде до этого не был заметен. Он его достал из Второй лиги и сделал из него вратаря уровня Премьер-Лиги. Тот же самый Медведев, которого он в «Ростове» откопал из Второй лиги и сделал лидером чемпионата.

Думаю, что самое главное у Кафанова, так же, как и у Козко… (Они работали долгое время в «Рубине» дуэтом, а потом Кафанов ушёл в «Ростов», а Козко остался в Казани). Так вот, они обращают внимание на мелочи. Там идёт доскональный разбор по видео: где твоя позиция, как у тебя рука должна здесь быть, как нога должна здесь стоять. Там всё в мелочах – это самое главное для них.

У них есть своё видение того, каким должен быть вратарь: ноги, руки, положение корпуса. И я думаю, вот этим они берут. И за счёт этих мелочей вратари и становятся лучшими. Посмотрите, как тот же Дюпин прибавил при Козко в «Рубине». Когда он приходил из «Анжи», он был просто хорошим вратарём – много пропускал и много выручал. А теперь он добавил во всех этих мелочах, на которые Козко обратил его внимание, и сейчас он один из лучших вратарей Премьер-Лиги.

ЧИТАТЬ  Частный молодой футбольный клуб из Москвы рвётся в РПЛ!

Можешь назвать трёх лучших голкиперов мира на твой взгляд прямо сейчас?

Себя, конечно, нельзя называть? (Смеётся). Ладно, буду поскромнее. Облак, Тер Штеген и, наверное, Алиссон.

А если брать русских вратарей?

Думаю, Дюпа один из лучших сейчас, Сос Джанаев и… думаю, если уж про себя нельзя говорить (смеётся), Лунёв. Мы с ним работали в «Зените». Да, у него был небольшой отрезок в декабре, когда многое не получалось. Но после возвращения чемпионата, я скажу, он был одним из лучших.

Чем тебя привлёк «Велес»? Почему при уходе в аренду ты выбрал именно наш клуб?

У меня было предложение из Норвегии из моего бывшего клуба, они хотели меня видеть там. Но так получилось, что «Велес» вышел на «Рубин». Честно, ко мне подошли и сказали, что есть такой вариант. Я очень хотел уехать в аренду, потому что хотел играть, а не сидеть и ждать своего шанса непонятно сколько. Поэтому я сказал, что еду, не думая ни секунды. Тем более, здесь, как оказалось, тренер мой земляк. А ещё я знал, что команда сплочённая, что здесь усиливаются точечно и будут играть своим костяком, который прошёл всю Вторую лигу. Мне сказали, что клуб будет фактически своей командой играть. И я подумал: «Блин, это же круто, когда команда выходит в Первую лигу и не меняет весь состав, как обычно это бывает – приходят какие-то люди непонятные, пол сезона сыгрываются». Когда ты приходишь в команду, которая знает себя и умеет играть в футбол – это здорово. И ты можешь помочь этой команде добиться определённых результатов.

Я читал твоё интервью «Татар-информ», в котором ты рассказывал о том, какие разные требования к игре вратарей у Шаронова и у Слуцкого. А какие требования у Алексея Борисовича?

Вратарь должен уметь играть ногами – это важное требование. В «Рубине» это тоже было, но у Слуцкого это немного упрощено. Как говорится, техничный вратарь – враг команды. Вратарь должен это уметь, но он не должен «переигрывать». У Шаронова ты периодически можешь находиться в центре поля и раздавать эти передачи как либеро, как последний защитник. В «Велесе» вратарь тоже должен подниматься, играть высоко, через него должна идти игра. Он должен «разыгрывать лишнего» на поле. Ты обязан владеть игрой ногами, но у Алексея Борисовича ты не обязан сохранить мяч, играть коротко. Под каждую игру у нас своя тактика: где-то ты должен отдавать длинные передачи и играть в нападающих, где-то ты должен играть в крайних защитников, где-то – искать опорного. Мне это очень нравится, потому что так ты можешь расти, пытаясь соблюдать разные требования.

Есть ли у тебя какая-то личная цель на этот год, в течение которого ты будешь находиться в аренде в «Велесе»?

Да, я думаю, в каждой игре становиться лучшим и каждую игру играть лучше, чем предыдущую. Стать лучшим вратарём лиги.

Пока что у тебя очень даже получается.

Ещё не совсем, потому что я всё-таки пропустил один гол, а есть вратари, которые ещё не пропускали. Необходимо пропускать как можно меньше, если хочешь стать лучшим.

Насколько я знаю, у вас очень классные отношения сложились с Петей Косаревским, который играл в основе в ПФЛ. Вам конкуренция в принципе не мешает общаться, не ставит какой-то преграды между вами?

Во всех командах, в которых я был, у меня никогда не было никаких проблем с коммуникацией с партнёрами по вратарскому цеху, потому что ты объективно всё видишь. У нас три вратаря, и я не скажу, что я чем-то лучше Пети или Паши. Мы все плюс-минус равны, просто кто-то лучше играет ногами, кто-то лучше на выходах, кто-то на линии. Я думаю, по совокупности этих факторов, раз тренерский штаб выбрал меня, значит они видят какую-то перспективу во мне. Но если дать шанс кому-то из ребят, они обязательно им воспользуются.

А так нет никакой неприязни друг к другу, очень хорошая атмосфера во вратарском коллективе. Смеёмся, подкалываем друг друга, я думаю, это самое главное. Мы все делаем одно дело. Потому что если ты находишься в команде и команда идёт в топе, значит ты и сам топ, если команда идёт на дне, значит и ты – дно. Значит надо делать всё, чтобы команда шла в верху турнирной таблицы.

 

Поделиться ссылкой:

Обновлено: 30.08.2020 — 10:38

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *